Р. Тагор "Гитанджали" миниатюрная книга :: миниатюрные книги в подарок

 

Цена: 1 950 p.

(стандарт)

2 770 p.

(кожа)

Р. Тагор "Гитанджали"

 

Подарочное миниатюрное издание

 

 

 

 

 

Переплет ручной работы

 

Формат 53 х 76 мм

 

215 страниц

 

Тираж 999 экз. (нумерованных)

 

Р. Тагор "Гитанджали" миниатюрная книга :: миниатюрные книги в подарок

Цена: 2 620 p.

(стандарт)

3 700 p.

(кожа)

 

Внутренний вид книги (щелкните мышкой, чтобы увеличить):

 

Р. Тагор "Гитанджали" миниатюрная книга :: миниатюрные книги в подарок Р. Тагор "Гитанджали" миниатюрная книга :: миниатюрные книги в подарок Р. Тагор "Гитанджали" миниатюрная книга :: миниатюрные книги в подарок Р. Тагор "Гитанджали" миниатюрная книга :: миниатюрные книги в подарок Р. Тагор "Гитанджали" миниатюрная книга :: миниатюрные книги в подарок

 

От издателя:

 

ПРЕДИСЛОВИЕ ПЕРЕВОДЧИКА К ИЗДАНИЮ 1918 г.

 

Перевод «Гитанджали» с бенгали на английский язык сделан самим автором в прозе. У.Б. Йейтс снабдил английское издание, которым я пользовался, восторженным предисловием, где дает оценку личности и творчества индусского поэта, а также некоторые сведения об его жизни. Вот сущность предисловия.

 

«Недавно,- говорит  Йейтс,- я беседовал о Тагоре с одним известным доктором бенгалийцем. Он нашел вполне понятным мое восхищение Тагором и сказал мне:

 

- Я читаю Рабиндраната каждый день и стоит мне прочитать один его стих, как я забываю все треволнения мира.

 

Я ответил:

 

- Я знаю, что ваша поэзия проста и богата, что в вашей стране наступило Новое Возрождение, но знаю только по слухам.

 

- У нас есть и другие поэты, но нет равного ему,- сказал он.- Наше время мы называем «эпохой Рабиндраната». По-моему, ни один поэт в Европе не пользуется такой славой, как он среди нас. Он столь же велик в музыке, как и в поэзии; его песни поются всюду, где только говорят на бенгали. Слава его началась с девятнадцати лет, с тех пор, как он написал свою первую повесть, а его пьесы, созданные им несколько позднее, до сих пор ставятся в Калькутте. Я поистине восхищаюсь содержательностью его жизни. Будучи совсем молодым человеком, он много работал по естествознанию, целые дни просиживал в саду. Между двадцатью пятью и тридцатью пятью годами, когда он пережил большое горе, он написал на нашем наречии прекрасные песни любви. Затем его поэзия стала глубже. прониклась религией и философией, его гимны обнимают все человеческие чувства. Он первый среди наших святых, который не отрекся от жизни, но воспел эту самодовлеющую Жизнь, и вот за это-то мы так любим его. Недавно он совершал богослужение в одном из наших храмов,- это самый большой храм в Калькутте,- и не только храм был переполнен, но даже улицы запружены были народом.

 

- Я встречался и с другими индусами, и их благоговение к этому человеку странно было мне,- человеку совсем другого, скептического, мира.

 

- Каждое утро,- я это хорошо знаю, так как сам видел это,- рассказывал мне один из них,- он сидит неподвижно, всецело погрузившись в созерцание, в глубочайшем раздумье о природе Божества. Его отец, Мага-Риши, иногда просиживал так целые дни. Однажды на реке он впал в подобное созерцательное настроение при виде красоты ландшафта, и гребцы, подняв весла, не нарушали его задумчивости целых восемь часов.

 

Он также рассказывал мне о семье Тагора и о тех великих людях, которые вышли из нее.

 

- Когда,- говорил он,- Рабиндранат был ребенком, он был окружен в родительском доме литературой и музыкой. В настоящее время есть Гогонендранат и Абаниндранат Тагоры, оба артисты, и Двиджендранат, брат Рабиндраната, великий философ. Белки спускаются с ветвей и взбираются к нему на колени, птицы садятся ему на руки:

 

- Я носил,- говорит далее Йейтс,- рукопись переводов Рабиндраната с собой и читал ее всюду: в вагоне железной дороги, на крыше омнибуса, в ресторанах, и часто закрывал ее, чтобы посторонние не заметили моего волнения. Эти лирические песни, исполненные, как мне передавали, в оригинале тонкого ритма, непередаваемого изящества, раскрывают целый мир, о котором я мечтал всю свою жизнь. Плод высокой культуры, они являются произведением всей страны, где поэзия и религия сливаются воедино. И если цивилизация Бенгали не погибнет, если они проникнут всюду, то они не станут, как у нас, достоянием кучки людей, чуждых друг другу, а сделаются во всей своей тонкости доступными последнему нищему. Рабиндранат Тагор пишет музыку на свои слова. Его разнообразие, свобода, оригинальность переживаний, непринужденность близки народу, никому не кажутся странными и не нуждаются в защите. Его песни не будут лежать в хорошо отпечатанных томиках на столах леди, которые станут небрежно переворачивать их страницы; их не будут носить студенты, чтобы во всякий удобный момент отложить их для более серьезного дела. Нет, пройдут поколения, а их все будут читать путники на больших дорогах и лодочники на реке. Влюбленные, ожидающие друг друга, обретут в них любовь Бога,- тот волшебный залив, где их земная старость обновится и очистится. Странник в бурых одеждах, превратившихся в рубище, девушка, ищущая на своей кровати лепестки, упавшие с венка ее царственного возлюбленного, слуга или невеста, ожидающие в пустом доме прихода повелителя,- все это изображения сердца, обращающегося к Богу. И цветы, реки, трубящие трубы, индийские июльские ливни, всеиссушающий зной,- это тоже изображения сердца, то соединяющегося с Богом, то отдаляющегося от него.

 

И целый народ, целая цивилизация, столь чуждые нам, живут этими образами заодно с поэтом».

 

Н. Пушешников

(C) Copyright 2002-2017 "Букос"

   тел. +7(495) 485-83-54     +7(909) 915-93-30

E-mail:     info@bookos-book.ru