Марк Аврелий «Наедине с собой» миниатюрная книга :: миниатюрные книги в подарок

 

Цена: 1 950 p.

(стандарт)

2 770 p.

(кожа)

Марк Аврелий

«Наедине с собой»

 

Подарочное миниатюрное издание

 

 

 

 

 

Переплет ручной работы

 

Формат 53 х 76 мм

 

214 страниц

 

Тираж 999 экз. (нумерованных)

 

Марк Аврелий «Наедине с собой» миниатюрная книга :: миниатюрные книги в подарок

Цена: 2 620 p.

(стандарт)

3 700 p.

(кожа)

 

Внутренний вид книги (щелкните мышкой, чтобы увеличить):

 

Марк Аврелий «Наедине с собой» миниатюрная книга :: миниатюрные книги в подарок Марк Аврелий «Наедине с собой» миниатюрная книга :: миниатюрные книги в подарок Марк Аврелий «Наедине с собой» миниатюрная книга :: миниатюрные книги в подарок Марк Аврелий «Наедине с собой» миниатюрная книга :: миниатюрные книги в подарок Марк Аврелий «Наедине с собой» миниатюрная книга :: миниатюрные книги в подарок

 

От издателя:

 

   «Перед нами дневник императора Марка Аврелия, который никогда не предназначался автором для публики, о чем свидетельствует само заглавие записок: «Марк Аврелий о том, что важно для самого себя».

   В этой книге император отдает себе самому отчет о всем течении своей внутренней жизни и отмечает в ней, для более ясного понимания самого себя несомненные, по его мнению, основные истины, которые бы руководили им и все строже и теснее обязывали его не выходить из пределов раз установленной нормы жизни. Если представляется интересным и поучительным ознакомление с воззрениями каждого выдающегося человека на важные вопросы, каковы: отношения человека к Богу, к самому себе и к жизни, то интерес этот и поучение еще возрастают, когда перед нами такое лицо, коего миросозерцание и убеждения решали судьбу мировой Империи,– такой всемогущий император и властитель, от личности которого зависело внести в общественный организм тревогу, ненависть, злобу и лицемерие, или струю любви, стойкости и доверия; ибо в тогдашнем общественном строе не было и следа таких учреждений, которые бы могли ограничить или умерить верховную власть.

   Если бы о царствовании Марка Аврелия не осталось даже никаких других следов, то одной записной книжки его было бы достаточно, чтобы пробудить живейший интерес к нравственному образу этого человека; но изобильные сведения о нем, записанные в истории, усугубляют желание ознакомиться с внутренней жизнью его.

   Императором Марком Аврелием заканчивается самый блестящий период Римской истории – период Антонинов. И уже давно историки усвоили себе прием излагать эту эпоху, от Траяна до Марка Аврелия включительно, в особом отделе под заглавием «Лучшие времена». Гиббон говорит: «Если бы кому-нибудь из историков поручено было указать на тот период всемирной истории, в продолжение которого человечество наслаждалось наибольшим благоденствием и спокойствием, то он без малейшего колебания мог бы указать на промежуток времени между смертью Домициана и возвышением Коммода. Беспредельная Римская Империя процветала в эту эпоху под самодержавием монархов, руководимых мудростью, добром и справедливостью. Законы гражданского управления свято соблюдались четырьмя, следовавшими один за другим, императорами: Нервой, Траяном, Адрианом и Антонином Кротким. Имея врожденную любовь к свободе, в истинном смысле ее, они первые добровольно признали свою ответственность перед законом».

   Другой историк (Иоганн Мюллер) говорит: «Все эти императоры, казалось, вступили на престол в качестве лучших и мудрейших граждан. Неутомимая заботливость, благодетельная предусмотрительность – вот единственно то, что отличало их от прочих граждан, и исключительное преимущество, ими лично присвоенное, состояло только в том, что круг их благотворной деятельности был обширнее..»

   Многие порицатели Марка Аврелия обвиняют его в скупости; но щедрость его к народу, огромные суммы истраченные им для вспомоществования населению, разоренному в разное время пожарами, землетрясениями и голодом, наконец, значительное понижение казенных податей и сложение недоимок,– все это вполне опровергает ложное обвинение. Марк Аврелий был действительно бережлив, но лишь для того, чтобы рассыпать деньги без счету, когда дело шло о помощи и благоденствии подданных. Этот великий Цезарь говаривал: «Подданные платят весьма охотно обыкновенные налоги, когда видят, что монарх тратит их не на роскошь, а на всенародную пользу; они благословляют бережливость, когда цель ее – щедрая помощь во время бедствий».

   Что же за философское учение, пробудившее столько величия души? Откуда взялись не только все основы истинной человечности, но и нравственная сила для приложения этих основ к ежедневной жизни? Записная книжка Марка Аврелия отчасти дает ответ на этот вопрос.»

Из предисловия князя Л.Урусова к изданию 1882 года.